ЭЛЕКТРОННОЕ ЧТИВО

«Закон Яровой». Так ли страшен?

06/07/18
1 июля 2018 года окончательно вступил в силу так называемый «закон Яровой». Теперь операторы связи будут хранить любые фото, видео и текстовые сообщения пользователей в течение полугода.
Сама поправка в Федеральный закон была внесена ещё в 2016 году, но тогда частные компании посчитали невозможным выполнение всех её требований. И вот, спустя два года, операторы отодвинули границу невозможного и готовы собирать данные в новых дата-центрах.

Обсуждать «пакет Яровой» в 2018 году — это своего рода моветон. Законопроект Ирины Яровой и её коллег по Госдуме постепенно стал частью нашей реальности ещё два года назад и всё это время никуда не исчезал. Наоборот, он постоянно сообщал о себе, вспомните ту же эпопею с Telegram, которая случилась именно из-за коллизии закона и нравственности. С тех пор жизнь почти каждого жителя России изменилась, только не каждый об этом знает. Пока. И если вы это читаете, значит пришла ваша очередь узнать.

«Пакет Яровой» звучит сурово. В чём суть?

«Пакет Яровой» звучит сурово. В чём суть?

«Пакет» или «закон Яровой» это список изменений, который внесли в Федеральный закон «О противодействии Терроризму» и в некоторые другие законодательные акты. Он обязывает операторов связи хранить данные своих абонентов. Под действие попадают те компании, которых Роскомнадзор называет «Организаторы распространения информации в сети "Интернет"». Они упорядочены в специальном реестре, в котором около 150 наименований. Основная масса — мессенджеры, социальные сети, интернет-провайдеры и операторы сотовой связи. Фото, видео, текстовые и голосовые сообщения каждого гражданина России должны храниться в специальном дата-центре на протяжению полугода. Всё это необходимо для более оперативного предотвращения и раскрытия террористических преступлений. Доступ к этим данным могут получать сотрудники МВД, ФСБ, СВР, ФСО, ФСИН и ФТС, но только при наличии законных оснований.

Всё понятно. А что на практике?

Всё понятно. А что на практике?

Проще говоря, если вы не пользуетесь запрещёнными средствами связи, то есть вероятность, что любое ваше сообщение могут прочитать сотрудники силовых и специальных служб. Эта вероятность существует каждый день на протяжении шести месяцев с момента отправки. А чтобы повысить эффективность работы наших защитников, 150 компаний из реестра Роскомнадзора должны построить специальные хранилища данных и постоянно их обслуживать. Здесь возникла другая дилемма — в России пока не существует сертифицированного оборудования для хранения данных такого типа. Сначала его надо построить, потом сертифицировать. Чтобы сертифицировать, надо пройти аккредитацию. Этим сейчас и занимаются государственные институты и частные компании.
Ирина Яровая, заместитель председателя Государственной думы
Фото:duma.gov.ru
Социологические исследования показывают, что количество охранных систем и охранников не влияет на уровень внутренней и внешней безопасности жителей государства. То есть уровень «safety» не зависит от количества «security». Теперь обратимся к статистике. Россия находится на первом месте в мире по количеству полицейских на душу населения, но этот факт не мешает ей находиться в десятке по уровню преступности и количеству убийств. Это значит, что новый закон вряд ли повлияет на жизнь обычного человека — как видно из статистики, законы и силовые структуры не внушают ни страха, ни уверенности.

Более того, современное общество стремится к тотальной прозрачности и без специальных законов. Сегодня граница между личным и публичным практически исчезла — профили человека в социальных сетях могут сказать о нём больше, чем толстая папка из архива на Лубянке. Так что особых поводов переживать нет.